Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава


месяца, но отдало бы возможность парламентскому большин­ству диктовать свои условия царю, который уже сожалел о изготовленных им уступках. Только-только одержав сокруши­тельную победу на выборах, либералы и социалисты могли бы сказать королевским министрам: «Мы имеем за собой Рос­сию и мы имеем за собой Европу. Ваша казна пуста, ваш Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава кредит исчерпан. Если вы признаете за нами полные права ответственного правительства, то мы утвердим ваши налоги и санкционируем ваш заем. Если вы откажете нам в наших правах, то мы убеждены, что ни в Лондоне, ни в Париже вы не отыщите средств для финансирования ваших притеснений». Но большой Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава заем был реализован в Париже и Лондоне уже в марте 1906, и в мае, когда дума собралась, она оказалась лицом к лицу с правительством, которому нечего было страшиться со стороны Рф и нечего было больше ждать со стороны Европы. Европа отдала ему возможность оплачивать собственных казаков. В течение 2-ух поколений Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава мы закрывали валютный рынок для царей и открыли его на три месяца ранее, чем следовало. Если б мы подождали эти три месяца, как о том просила нас российская либеральная пресса, прогрессивные партии, по всей вероятности, восторжествовали бы. Казаки не достаточно что в состоянии сделать, если за ними не стоит финансист. Но ни Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава­какой парламент не может отлично воспользоваться тра­диционным орудием бюджета, если зарубежные банки уже заблаговременно удовлетворили нужды тирана. Решение в данном случае зависело от Лондона. Парижские банки, тя­готившиеся бременем поддержки неуравновешенного российского хаоса, поставили условием поддержки этого займа, чтоб английские банки приняли роль в этом Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава выгодном бремени. От британских банков зависело настоять на недлинной отсрочке, нужной для получения санкции Думы. Можно сказать, что «дело есть дело»; нельзя рас­считывать на то, чтоб банкир, когда ему предлагают боль­шую комиссию за размещение займа, взвешивал все послед­ствия, которые могут иметь его деяния для свободы чужого Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава народа» (с. 225—228).

«Всеми нашими подкупами мы все таки не приобрели российской верности и не помешали Рф кокетничать с нашим гер­манским конкурентом. А ведь все карты были в наших руках. Германия в состоянии сделать для Рф почти все, но она не может одолжить ей средств. Если б мы поставили


условия, до того Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава как предоставили заем, и если б даже остановили приток золота, мы бы могли приобрести некий контроль над российской политикой. Если б Франция поддержала нас (а мы заслужили ее поддержку во время марокканского кризиса), можно было бы сказать Рф: «Пока не будет эвакуирована Персия, не будет денег». В Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава конце концов, Персия для Рф — роскошь; средства же — необходимость» (229).

«Европа проявляла либо делала вид, что проявляет неко­торые усилия, от которых было не много толку, чтоб поме­шать взрыву балканских войн. Эти усилия не удались, так как были неискренни. Как мы сейчас знаем, Рос­сия не только лишь не стремилась предупредить войну Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава, но на самом деле организовала ее, руководя образованием Балкан­ской лиги. В тот момент, когда она присоединилась к концерту держав, заявив, что ни одному из союзников не будет позволено удержать завоеванную местность, она приложила свою печать к договору о дележе и при­няла на себя пост судьи при Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава разделе местности. Такое двурушничество и делает всякие концерты держав недей­ствительными. Все эти войны можно было бы предотвра­тить, если б французским банкам было запрещено финан­сировать воюющих. Но им этого не воспретили, так как Наша родина желала иначе» (с. 230—231).


* — положения об уплате зарплаты натурой, Ред.

«С другой Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава стороны, система, популярная под именованием пео­нажа, всераспространена во всей Латинской Америке, и капитал, при помощи которого она действует, — нередко зарубежный, а время от времени британский. Это является правилом в Мексике и Бразилии и, может быть, во всех более отсталых республиках Южной Америки. Жертва, обычно абориген, но время от Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава времени белоснежный либо мулат, попадает в долговую зависи­мость к плантатору либо негоцианту и по законам Латинской Америки о должниках и кредиторах, которым не известны Truck Acts *, становится практически его рабом до того времени, пока не выплатит долга. Но долг никогда не выплачи­вается; книжки ведет плантатор. Под прикрытием Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава этой про­зрачной фикции долга происходит купля-продажа рабов, уничтожаются целые деревни, крестьяне-землевладельцы низводятся на уровень крепостных; целые племена вы­сылаются в дальние области, где подвергаются угнете-


нию. Малышей приобретают и продают, юных дам дово­дят до проф проституции. Все это — обычное выражение цивилизации Латинской Америки. Но зарубежный Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава капитал, проникающий в эти страны, при­способляется к окружающей среде и ведет себя в Мексике так же, как дома. Он превращает сравнимо вялую, неэффективную эксплуатацию, используемую ленивым ис­панским помещиком, в активную систему с широким охва­том, проводимую с таковой беспощадностью и в таких масшта­бах, которые далековато Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава превосходят обычаи страны. Это зрелище не из таких, на которые европейская демократия может глядеть флегмантичным взглядом и складя руки. Если б люд Мексики либо Бразилии сделал свою ка­питалистическую систему, то каковы бы ни были ее бед­ствия, ясно, что процесс следовало бы предоставить его собственному естественному течению. Для чисто мекси­канских Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава зол мексиканцы сами должны отыскать исцеление. Но европейский финансист выступает, вооруженный ресур­сами, взятыми из нашего арсенала, шествуя по пути завое­ваний и эксплуатации под покровительством нашего фла­га и под прикрытием нашего престижа» (с. 236—237).

«Районы, в отношении которых спорно, следует ли пре­доставлять санкцию 96 либо нет Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава, все таки будут достаточно значительны и включат в себя Россию, Турцию, Китай, Персию, португальские колонии и огромную часть Латин­ской Америки» (с. 242—243).

«Если взять ту сумму, на которую Великобритания и Германия прирастили свои вооружения в XX веке, то можно было бы грубо распределить прирост примерно так: 50% либо несколько наименее Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава для урегулирования вопроса, кто будет эксплуатировать Марокко; 25% либо более за приви­легию постройки стальной дороги до Багдада и далее; 25% либо более для разрешения тех вопросов грядущего, которые остаются неразрешенными, — судьба португаль­ских колоний в Африке и судьбы Китая. Во-2-х, раз­граничение сфер воздействия практически безизбежно оказывается роковым для Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава государственного существования страны, под­вергнутой дележу, и настолько же безизбежно наращивает тяжкое бремя обязанностей империалистской державы. Персия дает колоритную иллюстрацию этого положения. Сэр Эдуард Грей очевидно не желает допустить, чтоб ходом собы­тий он оказался принужденным принять на себя какую бы


то ни было прямую ответственность за управление бри­танской Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава сферой. Решение его достойно похвал, но Наша родина может в всякую минутку свести это решение на нет» (с. 246-247).

«Наши собственные притязания на львиную долю, т. е. на равнину Янцзы, не признаются ни одной из других дер­жав, и очень непонятно, поддерживает ли их еще мини­стерство зарубежных дел» (с. 248).

«Это Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава в интересах всего класса, вывозящего капитал за границу. Но было бы безумием игнорировать пли преумень­шать конкретный энтузиазм индустрии. Это ин­терес, пустивший глубочайшие корешки в политических кру­гах, и, как демонстрируют подвиги мистера Мюллинера, это только жизнестойкий и энергичный энтузиазм. Если по­литическая жизнь будет и Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава впредь развиваться по той же полосы, то наикрупнейшим скандалом будущего дня ока­жется открытие, что фонды либеральной партии были вложены не в предприятия Маркони, а в фабрики Круппа» (с. 267—268).

«Что за страшная теория, как будто Великобритания и Наша родина вправе распоряжаться судьбами персидского народа только поэтому, что у их имеются Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава большие вещественные — политические, стратегические и торговые — интересы в Персии» (с. 290).

«Было бы, естественно, безумием считать, как будто принятие этого принципа верховенства концерта (величавых держав) сходу создаст гармонию и приведет к сокращению воору­жений. Но оно привело бы немедля к последующим результатам: оно сделало бы моральную норму для созна­ния цивилизованного Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава мира; оно отдало бы беспристрастный кри­терий для тесты лояльности хоть какой политики, а глав­ное — оно сделало бы общую почву, на которой могли бы сойтись все поддерживающие мир стороны. Оно привело бы к постепенной разрядке евро напряжения, к постепенному ослаблению имеющихся союзов и с течением времени сделало бы Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава такую атмосферу, б которой предло­жение о сокращении вооружений, а может быть и план сотворения свободного федерального совета для решения общеевропейских вопросов могли бы, по последней мере, стать предметом обсуждения» (с. 293).

«С точки зрения классового эгоизма вооружения пред­ставляются классу капиталистов полностью оптимальными;


соперничество в росте вооружений довольно обусловлено, и Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава борьба за равновесие сил представляется фазой и выра­жением современной денежной системы» (с. 310).

«Люди не склонны веровать, что интересы, разделяющие страны, в собственном существе низки и алчны. Мы разукрашиваем их величавыми, отвлеченными словами; мы воскрешаем память геройских времен. Мы играем леген­дарным наследием равновесия сил до того времени, пока Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава мы не внушим для себя, что наш домашний очаг в угрозы и что наша вера и свобода под опасностью. Но эти ужасы старенького мира настолько же не много реальны в наши деньки, как привидения Мальборо либо Веллингтона. На данный момент державы борются совсем не за то, что Гильфердинг. «Финансовый капитал». 50 глава актуально принципиально, не за то, что затраги­вает наш очаг, наше повседневное существование. Роман­тическая сентиментальность масс играет на руку коварному реализму правящего класса» (с. 315—316).


giperchuvstvitelnost-k-prikosnoveniyu-zashitnoe-povedenie-po-otnosheniyu-k-taktilnim-stimulam.html
giperekstenziya-s-sognutoj-spinoj-v-nizhnej-tochke-amplitudi.html
giperfunkciya-perednej-doli-gipofiza.html